Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Как растут тамагочи

 

Вау! Игорь Чижов снова фотки из прежней жизни прислал. Это на мне та самая лягушачья одежда (кружевные брюки и кофточка), в которых меня редакционное начальство не пустило к Володину. 
Такие вот красивешные (с бабочками на рубашке, расстегнутой ширинкой и шариками в руках) мы пришли на праздник, который 1-го июня проводила моя тогдашняя газета "Саратовские губернские ведомости".
Праздник назывался, как водится, "Маленькая страна". Моя "маленькая, кудрявая, самая лучшая страна на свете" на празднике рыдала, как потерпевшая поражение могучая империя.  Да уж, трагичным выдался денек для Мотьки.

Collapse )

 
 
 

Ты меня не понимаешь

-- Меня не понимают родители, -- говорит Лера.
-- Ты меня не понимаешь, -- говорит сын.
-- Ты не понимаешь, -- громко молчу я в телефон маме.
-- Почему ты не хочешь понять? – спрашивает мама.

Лера хочет любить и быть счастливой. Сегодня, сейчас, а не в двадцать каком-то году, когда будет прочно стоять на ногах, и когда у ее спутника тоже не будут разъезжаться ноги. У них будет хорошая работа, навороченная квартира, по автомобилю на каждого и еще пара прекрасных детей. Но любить и быть счастливой хочется сегодня, в эту весну и в эту самую секунду.

Матвею тоже хочется любить, общаться с друзьями и совсем не хочется учиться. «Я понял, это не мой факультет, -- говорит он, -- я не собираюсь быть программистом. Я вообще не знаю, кем я хочу быть, и не знаю, как надо искать себя». Матвей собирается хлопнуть дверью, уйти из дома, отправиться в армию, совершить подвиг, понюхать настоящей жизни. Ему кажется, что реальная жизнь где-то в другом месте. Не в этом доме, не в этом вузе, не в этой среде. «Иди», -- говорю я.
Я не знаю, как надо воспитывать детей. Моя мама знает. Но почему-то всегда думает, что со мной что-то не так, что неплохо бы во мне что-то переделать. Она воспитывает меня всю жизнь, а я никак не могу стать идеальной дочерью. Наверное, этот процесс непрерывен… Или я не обучаема. Бесперспективна.
Зачем-то с утра слушаю Умку: «Я обычная тетя под сорок, я хожу по земле без подпорок»… Я тоже хочу быть счастливой, но вслед за Умкой ищу «седину в воображаемой бороде». Я хочу лечь, укрыться одеялом и ни о чем не думать. Не думать.

Лера слушает Янку Дягилеву:
Ты знаешь, у нас будут дети
Самые красивые на свете
Самые капризные и злые,
Самые на голову больные,
Как мы…

Я не знаю, что сейчас слушает мама. Знаю, что она переживает.Всегда.

"В дерьмо, мадам!"

 Много лет назад мы снимали однокомнатную квартиру в хрущевке. Чистенький такой дом. А в подъезде -- я такого больше в жизни своей не встречала! -- специальный почтовый ящик для записок слесарю-сантехнику. Как-то быстро пришлось понять причину существования этого ящика. Унитаз наш (а жили мы на втором этаже) забивался с регулярностью раз в неделю. Так же часто я вызывала сантехника Василия, с которым у нас сложились очень высокие отношения.
Например, я писала ему записки: "Уважаемый Василий, вы были у нас на прошлой неделе, прочистили унитаз, но он снова забился. Не могли бы вы снова к нам прийти?" Василий бросал в мой почтовый ящик короткое послание: "Буду в 15.00". И, действительно, приходил. Причем ровно в 15.00. Прочищал унитаз, я протягивала ему бутылку водки, и, довольные друг другом, мы расставались до следующей недели. 
Мой первый муж, узнав о наших "романтических отношениях", прямо спросил:
-- Лен, ты, дура, что ли? Ты что, не можешь ему сказать: "Вася, блядь, еще раз забьется, муж тебя уроет?!"
Я краснела. Я тогда вообще от таких слов просто пылала. Муж злился:
-- Ты вообще слово "блядь" не можешь произнести? Ну давай, повторяй за мной: "Блядь, сука, сволочь, убью на хуй..." -- И тогда я напрочь немела, ощущая себя партизаном на допросе.
Но однажды Василий на моё послание не ответил. И не пришел. А в слесарке, где он обитал, никакого телефона не было.
Я напялила ярко-синий комбинезон на своего трехлетнего сына, подобрала ему шапочку -- в стиле "Арлекино" с забавными такими разноцветными колокольчиками, надела шубку, берет, и, держась за руки, мы вышли из дома. Вот такие  (я -- в шубке, берете и очках, и малыш, как уверяли все знакомые, похожий на ангелочка) мы и явились в слесарку.
-- Здравствуйте, -- вежливо обратилась я к трем хмурым мужикам. -- А как можно увидеть Василия?
-- Кого? -- заржал один из них. -- Ваську, что ль? Придет, бля, скоро.
Понятно, что дальше я онемела.
К счастью, Василий пришел почти тут же. Он был похож на героя! Он был одет в такой резиновый комбинезон -- как у водолазов-глубоководников, как я их себе представляла. У него было очень сосредоточенное, мужественное лицо. Переступив порог, он почти не обратил внимания на хмурых мужиков, а мне кивнул -- сдержанно и с достоинством. И я так страшно обрадовалась, что ко мне снова вернулся голос.
-- Ой, Василий, добрый день, а куда это вы в таком одеянии ходили?
Василий пристально на меня посмотрел (так всегда герои в фильмах смотрят), улыбка едва тронула его губы, и он сказал:
-- В дерьмо, мадам!
Я не знаю, что Василий все время нашего знакомства думал обо мне (может, он считал меня хронической идиоткой). Но я знаю точно: вот никогда, ни на градус он не снизил накала наших высоких отношений. 

Секс и взрослые дети

***
Звонит мама.
-- Алена, -- говорит с трагизмом в голосе, присущим только ей. -- Они целый день вдвоем в квартире! Они что, сексом занимаются?!
-- Понятия не имею, мам.
-- Как?! Это вообще-то твой сын! Ты что, не можешь у него спросить?
-- Могу, -- говорю. Подхожу к Матвею, протягиваю ему телефонную трубку со словами:
-- Тут бабушка интересуется, вы сексом занимаетесь или нет.
-- Бабуууль! -- ласково спрашивает внук. -- Как ты думаешь, какие презервативы лучше -- ребристые или с запахом клубники?
-- Не знаю, -- теряется та. И Матвей быстро всучивает трубку обратно мне.
-- Нет, ну ты слышала, о чем он меня спрашивает? -- Возмущается, придя в себя, бабушка.
-- Мам, ну а ты его?
-- Ну знаешь, ему вообще-то учиться надо! А он... он... Он ботинки с вечера моет? Грязь на улице! Хоть в этом-то ты его контролируешь?

***
Приходит моя падчерица Катя. Правда, иногда мне кажется, что дело обстоит ровным счетом наоборот (ну в смысле, что это она -- моя мачеха).
-- Лен, я тут к вам вчера днем забегала. И вот эту девушку, что сейчас у Матвея, уже видела. Мне понравилась. Разумная вроде, симпатичная. Но ты знаешь?!.. -- Катя делает большие глаза. -- Она выходила со стороны спальни!
-- Ну и что? -- гооворю.
-- Ну и что?! -- возмущается Катя. -- Ты поинтересовалась, они хоть предохраняются?
-- Матвей! -- воплю я. -- Тут Катька интересуется, ты знаешь, что такое безопасный секс?
-- О, Кать, -- радуется мальчик. -- У тебя какие-то инновации в этой сфере?

***
Подруга по телефону:
-- Лен, а эта девушка, с которой Матвей ходил на Гришковца, как тебе?
-- Хорошая, -- отвечаю, -- девушка. -- Книжки читает, театр любит, политикой интересуется.
-- Ты хоть соображаешь, что она понтиться будет? Зачем нам такая? Она хоть готовить умеет?
-- Наташ, ей семнадцать лет!
-- Ну а посуду моет?
-- Я сама ее не всегда мою. У нас в доме очередность на это грязное дело.
-- Ну сравнила! Тебе-то можно. Ты у нас одна такая!
-- Аргумент, -- отвечаю.

***
-- Слушай, -- говорит муж. -- Может, Лерка с Матвеем будут в квартире убираться?
-- Мить, ну Лерка-то здесь причем? -- удивляюсь.
-- Ну как? Она вот у нас купается. Я в раковине нашел длинный черный волос.
-- Она, по-твоему, обычно в раковине купается? Может, она руки мыла?
-- У нее что, волосы на руках растут?!
-- Гы-гы-гы, -- делаю я.

И это ведь ребенок не то, чтобы жениться пока не собирается, он вообще на эту тему, полагаю, не думал ни разу. Что его дальше-то ждет с таким окружением?