Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

"Я не хочу в тюрьму!"

Комиссия УИК из состава учителей кричит, что не хочет в тюрьму и отказывается участвовать в фальсификации выборов. Прочитал -- перешли учителю!

Виктор Осинкин, что голодал летом с требованием снять главу Петровского района Батяйкину, вчера в селе Казанла Базарно-Карабулакского района на избирательном участке № 469 при проверке документов, как рассказывает, "обнаружил хищение 15-и открепительных удостоверений. Документы на приход этих удостоверений были, а расход ничем не подтвержден. А ведь это бланки строгой отчетности. В наличии у них был реестр выдачи этих открепительных удостоверений. Реестр был заполнен одной рукой, секретаря комиссии, а подписи получившего не было. У меня создалось впечатление, что эти удостоверения были вписаны одной рукой в течение часа и были пачкой отданы в одни руки. Для чего? Скорее всего, для организаций вбросов или каруселей".
Будучи членом ТИК с правом совещательного голоса, вызвал полицию. Наехала куча людей из администрации. С председателем УИК, в мирной жизни директором школы Соловьевой Натальей Геннадьевной, случилась истерика. "Я не хочу в тюрьму!" -- кричала она. В шок впали и другие учителя. "Вы нас подставляете!" -- бросали в лицо приехавшему чиновнику. Тот обещал: "Мы замнём"...
Председателю Базарно-Карабулакской ТИК Александру Морозкину стало плохо, его отправили в больницу. Дочь секретаря УИК падала на колени и просила пощадить её мать. То есть люди неожиданно поняли, что в тюрьму загремят не чиновники, а исполнители. Дело расследуется Базарно-Карабулакским РОВД.

Уважаемые учителя, являющиеся членами УИК, на выборах будут работать наблюдатели. Если вы будете нарушать закон, они поймают за руку вас -- непосредственных фальсификаторов. Чиновники, которые заставляют вас нарушать закон, останутся в стороне. Подумайте об этом. И вы, и мы живем хреново, потому что вы фальсифицируете выборы, ссылаясь на то, что вас заставляют. Мы поддержим каждого из вас, кто откажется от фальсификаций. Звоните: 8-917-21-48-813

Пора менять эту власть, чо!

Немцов приехал поддержать демкоалицию на выборах. На пресс-конференцию не попала. Зато за последний месяц, кажется, первый раз выбралась на проспект. Узнала, что в Саратове осень. Красивая.

SxuHTWuyOXQ

Заодно вот Немцову объяснила, почему в Саратове надо менять власть)

Z655dTK22kA

Видите, как внимательно слушает? 

xh9HPPiSsi8

Ему, кстати, наш слоган "Пора менять эту власть!" понравился. Привет иркуту Беспалову bespalov1974, которого сегодня отправили обратно в Иркутск. 

Фотографировал Антон Наумлюк.


Осквернили, значит, честь

Ну что, выписала нам прокуратура постановление о возбуждении производства дела по ст. 5.60 (часть 2) КоАП РФ. Клевета и оскорбление чести и достоинства спикера Саратовской облдумы Марины Алешиной. Можно сказать, осквернение. Или осквернение бывает только памятников и захоронений? А чем, собственно, госпожа Алешина не памятник? Стабильности, например, на местном уровне. Хотя вот мне один доктор на ушко шепнул, что она политический труп. Получается, и осквернение тоже подходит. 

На пресс-конференцию Валентины Михайловны Ключниковой -- героини конфликта с Алешиной, сегодня пришли члены дрессированной Общественной палаты Аркадий Шелест и Елена Резепова. Те, что ездили на участок Ключниковой и ругали старушку на чем свет стоит за сорняки в огороде. Жаль, к уголовной ответственности привлечь не призвали.

Аркадий Шелест пришел затем, видимо, чтобы провоцировать склоку. Потел сильно при этом, работа-то нелегкая.  Возмущался, что вот когда его тещу отрезали от воды на даче (нет-нет, ни в коем случае не Марина Владимировна), так она, тёща Шелеста, никакому Путину писать не стала, в отличие от Ключниковой. И как-то понятно было очень, что теща -- больное место Шелеста. Президенту писать не стала, но Аркадию, наверное, всю плешь проела. Он, по всей видимости. и без Путина разобрался.

И да. благодаря прокуратуре Кировского района, стало известно, что владельцем спорного участка была не Марина Владимировна Алешина, а вовсе даже сам Алешин. Андрей Викторович, кажется. Если это муж Марины Владимировны и если они спешно не развелись задним числом, стало быть, речь могла идти о совместно нажитом имуществе. Но и это теперь неважно. Потому как господин Алешин по расписке передал свой участок некоему москвичу Елисееву. В декабре прошлого года. Кроме расписки этой, которую можно нарисовать на коленке и датировать хоть 1917-м годом, других документов о передаче участка нет. Зато вот дело почти есть. Об осквернении, да. 

Напомню, за это вот: Радуйтесь, вы победили!


А бабушки всё падали и падали...

Прокуратура проводит проверку по обращению спикера облдумы Марины Алешиной, посчитавшей публикацию в «Газете недели в Саратове» клеветой

«Одна старуха от чрезмерного любопытства вывалилась из окна, упала и разбилась.
Из окна высунулась другая старуха и стала смотреть вниз на разбившуюся, но от чрезмерного любопытства тоже вывалилась из окна, упала и разбилась.
Потом из окна вывалилась третья старуха, потом четвертая, потом пятая. Когда вывалилась шестая старуха, мне надоело смотреть на них, и я пошёл на Мальцевский рынок, где, говорят, одному слепому подарили вязаную шаль», — писал свою прекрасную «чушь» «Падающие старушки» Даниил Хармс о том, как одинаково падают одинаковые старухи, различающиеся только порядковыми номерами.
Современные старушки вслед за другими современными  старушками вполне могут — тоже исключительно из любопытства — замышлять «глупости». Как, например, пенсионерка Валентина Ключникова: «Продолжу список людей, идущих на крайние меры. Той женщины из Новосибирска, что облила себя бензином и подожгла в приёмной Медведева». А современные авторы, если бы таковым была спикер Саратовской областной думы Марины Алёшина, рассуждать в рассказах (например, под названием «Самовоспламеняющиеся старушки») так: «А потом мне надоело смотреть, как одинаково самовоспламеняются одинаковые старухи, и я пошла в областную думу, где, говорят, одному депутату один слепой отписал семь соток земли. И ни одно ведомство не выявило каких-либо нарушений…»
Обанкротили, а до кучи и оклеветали
31 июля в «Газете недели в Саратове» вышла публикация «Радуйтесь, вы победили!». О той самой пенсионерке Валентине Ключниковой, не иначе как из любопытства оказавшейся дачной соседкой спикера Саратовской областной думы Марины Алёшиной. Пенсионерка рассказывала, что весной этого года участок, прилегающий к ее собственному, был огорожен забором. За забором вырыли котлован под пруд. А Ключникову отрезали  от доступа к центральной трубе водовода, проложенной через огороженный теперь участок. Воду, по словам пенсионерки, отключили сторожа (или управляющие) Марины Алёшиной. В связи с ремонтными работами трубы, как потом объяснили эти самые сторожа сотрудникам полиции. Объяснения сторожей полицейские официально запротоколировали.
Ремонт трубы затянулся на несколько месяцев. Обычное дело, со всякой трубой всякой любопытной старушки такое случиться может. Но Ключникова отсутствие воды посчитала местью за то, что отказалась продать свой участок соседке по даче Марине Алёшиной. Весну и половину лета пенсионерка писала бесконечные жалобы и обращения во властные и правоохранительные органы. Однако вода на ее участке появилась только в июле. После того, как она сообщила в приемные президента и губернатора о своем намерении  повторить судьбу новосибирской женщины, поджёгшей себя в офисе «Единой России».
Марина Алешина, несмотря на предложение Ключниковой («Радуйтесь, вы победили!»), радоваться не стала, а посчитала публикацию клеветой. 8 августа в редакцию поступило требование прокурора Кировского района в тот же день явиться в прокуратуру директору ООО «ИД «Энергия» (издатель газеты) Андрею Фисенко, главному редактору Дмитрию Козенко и автору статьи Елене Ивановой для дачи объяснений по вопросу публикации клеветнических материалов в отношении Марины Алёшиной.
Обещалось также вручение «копии постановления о возбуждении производства об административном правонарушении». Тоже почти по Хармсу. Проверка проводилась в рамках статьи 14. 13 Кодекса административных правонарушений РФ (часть 5): «неправомерные действия при банкротстве». Получалось, что мы спикера не только оклеветали, но и обанкротили. Коллеги и друзья даже начали списки составлять с просьбами обанкротить еще нескольких великих людей.
Дальше здесь:

Наблюдатели-таки устроили Лошадиную жопу

"Президента не выбирают. Свидетельства очевидцев выборного процесса"



Ну что, вчера мы презентовали  в "Айриш пабе" своего президента. Нашего зовут так: "Президента не выбирают. Свидетельства очевидцев выборного процесса". Книга о том, как проходили выборы президента в Саратове и области. Сборник писали, верстали, иллюстрировали сами наблюдатели, в мирной жизни студенты, медики, преподаватели, программисты, юристы, экономисты, инженеры, строители и даже целый подполковник в отставке Саша Глущенко. Рассказы получились разные: горькие, злые, смешные... Но ни одного безразличного.   

Пока мы готовили презентацию, нам успели отказать в площадке, потому как люди из правительства не рекомендовали владельцу одного заведения смешивать бизнес и политику. Мы уже были готовы подавать заявку в администрацию города о проведении мероприятия на проспекте, но вот Андрей Табояков пустил нас в "Айриш паб". 

Вчера с Мишей Шаповаловым и Антоном Наумлюком как организаторы договорились прийти пораньше. Миша заявлял: "Не знаю, как Антон, но я приду в половине пятого". В итоге Антон явился в четыре, я в пять, а Шаповалов из телефона гладил рубашку и раздавал указания. Пришёл в шесть. Через полчаса начали подтягиваться гости, в числе первых -- товарищи из центра "Э". Сели скромно за барной стойкой в углу. Мы даже хотели выделить им столик с табличкой "Э", но народу пришло раза в два больше, чем мы ожидали. Так что товарищи так и остались в углу. 

Дальше случилась "Лошадиная жопа", за которую отвечала Наташа Межуева -- музыкант этой прекрасной группы. Потом Миша, который был еще и ведущим (по причине того, что он, видимо, единственный, у кого на праздничный случай может оказаться глаженая рубашка) попросил гостей поприветствовать сотрудников полиции, которые всегда с нами, громко крикнув "Э".... Покричали. А один друг Саши Глущенко (тоже отставной военный)  в середине вечера поинтересовался у них: "Ребята, на чьи пьёте -- на свои или командировочные?"... Не знаю, что ответили. Может, они в тот вечер вообще не разговаривали. Потому что мне, когда я наступила одному из них совершенно случайно на ногу, ничего этот один не сказал. Культурные, в общем, люди, а могли бы и в нападении на сотрудника обвинить. Но это в Москвах так, а у нас -- мир да согласие. В общем, за исключением этих мимолетных случаев, мы  товарищей и не замечали. Привыкли. За своих сходят.

А вообще было душевно. Спасибо саратовским группам «Лошадиная жопа», «Турбаза волчья»,  ROGER that» и музыкантам Александру Блонскому, Андрею Авдееву, Михаилу Медведеву и Дмитрию Маркину. И еще Маше Алексашиной -- за фотки.

Бициоха просил его с девушками не снимать, но отворачивался даже тогда, когда стоял рядом с юношами. Над ним ржал Саша Макаев.  


Мы с ДБ просто кайфуем. Будто коммунизм настал.



Collapse )

Просто Юре от просто Лены

Сотрудники центра "Э" теперь ходят с нами тоже при белых лентах



Пока мы с Машей Алексашиной (masha_al) покупали белые цветы для народнопогуляний, позвонил Миша Наместников, сообщил, что к нему сегодня приставал подполковник Моренко из центра «Э». Мол, чтобы никакого экстремизма и все такое, и вообще интересовался, что за мероприятие такое – эти наши гуляния. Ну Миша сказал что-то про свободных граждан, в корне не согласных с правящим режимом. А подполковник вдруг сообщил Мише, что он, Моренко, тоже гражданин, и у него с режимом все в порядке. Миша не согласился и объяснил подполковнику, что тот вообще-то сатрап, а потом мне позвонил и строго сказал: «Лена, вы серьёзный человек, вы уж посмотрите, чтобы все было в порядке, за вами пристально наблюдать будут». – «Ок», -- ответила я, и, будучи крайне серьёзным человеком, решила перевербовать на глазах у подполковника Моренко его подчиненного из центра «Э». И повязала ему белую ленточку. Он улыбался. Об этом позже. 
Фотки Маши Алексашиной. 


Collapse )

Молодогвардеец сдал оппозиционеров

Ну что, наши молодые и прекрасные активисты, задружившись через группу ВКонтакте,  решили добиваться прямых выборов, а не назначения губернатора (последнее, в общем-то, вопрос  решенный).  Проведение акций на все ближайшие дни  городская администрация запретила. Господин как бы всенародно избранный президент прибывает завтра в Саратов. Народ должен не протестовать, а ликовать.  

Молодежь вчера посовещалась и решила провести одиночный пикет у Детского мира. Пресс-релизов не рассылали, позвонили нескольким надежным журналистам. 

Выхожу сегодня из машины на Б. Казачьей и Чапаева, собираюсь идти к Детскому миру. Какая-то женщина идет на встречу и громко рассказывает: «Молодежь посадили в каталажку за то, что плакаты в руках несли». В общем, активисты договорились встретиться на Казачьей, а потом уже двигать к месту проведения акции. О месте встречи никто не знал. Но винтить начали уже здесь, за два квартала от Детского мира. Значит, кто-то слил. Сначала ППС-ники подошли, тут же четверо в штатском, несколько полицейских, окружили. Пять человек сразу увезли в 3-й отдел полиции. Спрашиваю одного лейтенанта: «За что задержали?»  -- «За несанкционированный митинг». – «Митинга ведь не было, -- говорю. – Они же речи не произносили, плакаты не разворачивали». Он в ответ велит оставшемуся участнику несостоявшейся акции  Алексею Лукьянову следовать вместе с ним в 3-й же отдел полиции. А мне отвечает: «Мы не задерживали». – «Так он свободен?» В общем, велел не нагнетать обстановку.

Хором (полиция плюс журналисты) идем в отдел. Ребят забирают в актовый зал. Появляется информация, что им собираются откатать пальцы. Подполковник Хорольский (вроде как Центр Э) комментариев не дает. Обещает, что их даст дежурный. Дежурный отправляет в ГУВД. Наша Маша masha_al общается по телефону с руководителем пресс-службы ГУВД подполковником Егоровым. «То есть это ваш официальный комментарий, что любых пять человек, идущих по улице со свернутыми листами ватмана, могут задержать?» Подполковник отвечает, что да, комментарий пока такой. Потому что они же могли плакаты развернуть! Потом Кате Федоровой пресс-служба скажет: что же, мол, ждать, когда бомба разорвется? Ну правильно, можно же задержать всю мужскую часть населения, потому что в принципе они же могут кого-то изнасиловать. Профилактика, чо. Потом мне позвонит еще один оппозиционер и скажет, что задержание – это подарок прибывающему почти президенту.


Collapse )

"Честные выборы" звучит как угроза

В ночи 5 марта Матвей, бывший ПСГ-шником на 309-м участке, привез подписанные протоколы в Октябрьскую ТИК.  «Слушай, -- ржал мне в трубку, -- тут бабушка -коммунистка привезла протоколы Гришанцову и жалуется, что на участок понаехала какая-то журналистка и заставила пересчитывать бюллетени несколько раз. И даже ей не верила. Ну я шепнул Гришанцову на ухо, что это была ты. Он объяснил, что это спецоперация по контролю».

Так получилось, что с Михаилом Герасименко (членом с ПСГ Облизбиркома от Прохорова) мы понаехали сразу на два участка (№ 311 – председатель УИК и директор школы Устинина Лидия Михайловна, и 309 – председатель ее сын и учитель Устинин Андрей Васильевич), расположенных в спортзале 7-й школы. Зарегистрировались на обоих и шлялись туда-сюда (имеем право).

О том, что к вечеру 4-го я приземлюсь в 7-й школе, я знала уже 3-го. Потому что на нашу Леру и ее подругу Валеру (ПСГ-шниц с 311-го участка) уже 3-го марта начала наезжать директор школы, сообщив предварительно, что стационарные урны опечатаются до открытия участка, а переносные – после десяти утра. Девчонки начали возмущаться. Директор сказала, что, может, вообще не пустит их ни на какой участок, потому что не проверила их по линии ФСБ. Ясен пень, 3-го вечером я ей позвонила. Спросила, чего она придумывает с урнами и поинтересовалась, действительно ли в школе существует доступ к базе Федеральной службы безопасности. Почирикала, что и я, и она выступаем за честные выборы и соблюдение закона, и если у нее будут нарушения на участке, пусть непременно звонит мне, я подъеду с группой поддержки. Почему-то слова «честные выборы» и «закон» вызвали нездоровую реакцию со стороны педагога, и она начала кричать в трубку, чтобы я ей не угрожала. И требовала передать Николаю Логинову, что его ждут сюрпризы. Коля был членом с ПРГ на 311-м.   
Утром Лидия Михайловна выглядела так


Collapse )

Хель не берут в больницу

Только что прочла разговор двух своих дорогих подруг: valkiriarfmarusa_muse   Мол, куда это делась Хель? Может, ее уже отправили отлеживаться в больничку доктора Паращенко? И надо ей срочно позвонить и, возможно, нанести визит с апельсинами. 
Ответственно заявляю: никакой палаты в психиатрической клинике Святой Софии для меня нет. Как и для других обычно свихнувшихся, впрочем, тоже. Потому что накануне выборов в стационарах мест нет и не будет. Тут выборы надо проводить и своих людей на койко-места укладывать, или как там эти почетные квадратные метры называются? А потому скоро начнется массовая выписка из больниц (есть такие сведения), и вписка на эти места сотрудников, их друзей, друзей их друзей и всех домашних животных этих самых друзей. А уж клиника доктора Паращенко на выборах всегда лучше и быстрее всех голосовала. На президентских выборах, пожалуй, и больше ста процентов наберет. Как не набрать? Во-первых, что с сумасшедших избирателей взять? А во-вторых, 90 процентов должны набрать все другие стационары (даже из родильных домов рожениц готовят к массовой выписке -- ну не успела родить, дома разберешься). Значит, психушке придется обогнать не только Португалию, но и сам Китай. 

 Итак, я, как выяснилось, сплю по-прежнему в домашней койке. Но крайне мало. Работаю много. Встаю вот в половине восьмого (а я в полвосьмого никогда не могла) и домой прихожу в десять вечера. По городу ношусь, как на метле. То встречи, то совещания, то тексты. А то вот просто люди звонят и требуют: придите, ради бога. Я метлу завожу и -- опять несусь. И даже не для того, чтобы текст настрочить, а чтобы просто корочкой помахать: мол, большой брат (в смысле пресса) следит за тобой! Накануне выборов просто какая-то эпидемия умопомрачения. Умом тронулись все: чиновники -- им за проценты отчитываться придется, революционеры -- они всеми силами хотят противостоять фальсификациям.
Одни хотят широкие щели в урнах, другие требуют урны предъявить. Одни устанавливают столы членов УИКов в мертвых зонах, не доступных для обзора веб-камерой, другие требуют продемонстрировать доступность этого обзора и вообще выгнать всех сомнительных членов к чертовой матери. А те, первые, точно знают, что тетка, вбросившая 500 бюллетеней на предыдущих выборах в урну, на которую завели уголовное дело, а потом успешно "развели", что это тетка -- очень ценный кадр и непременно должна стать председателем УИК. И все друг на друга уже кидаться готовы.
А лечить вот ни тех, ни других никто не собирается. Ну нет мест ни для чиновников, ни для приличных людей в больницах. 

Короче, я жива, но иногда пою и танцую хором. И заказала запасную метлу. Чтобы можно было в две стороны сразу летать. А еще недавно я, оговорившись,  на публичных дискуссиях в "Сливках" между сторонниками Жириновского и Прохорова первого назвала Владимиром Владимировичем Вольфовичем. И меня попросили звать его корректно. Но у официальной медицины, как я тут твержу, времени на меня нет. Может, кто частным образом полечит?


Как мы провокатора гоняли

Всякий, кто знает моего мужа, скажет, что более мирного человека нет на свете. Ну потому что, действительно, нет.
Но сегодня он зажёг!
Собирались на митинг долго. Муж терпеливо наблюдал, как мы с Лерой изо всех сил старались напялить на себя одежды много, а выглядеть тонко.Терпел, когда мы поднывали в маршрутке, что нас тошнит от жары, что дышать от тонны кофточек уже совсем невозможно, а также требовали подтверждений, что, не взирая на эти тонны, мы самые красивошные звезды в мире. И что горнолыжные ботинки у одной и валенки у другой, а также горнолыжные штаны у обеих (все с чужого плеча или, вернее, поп) -- отлично смотрятся с шубами. И кивал, что шапки с помпонами у нас офигительные. "Борисыч, -- спрашивал сын, который еще в жизни терпеть не научился, -- откуда они у нас такие взялись-то?"
Добрались, в общем. Освежились на морозе. Погода, кстати, исключительная -- мороз, солнце, как в детстве на катке. Пристроились к колонне протестующих, дошли по проспекту до консерватории, где начался митинг.

Послушали, потрепались со знакомыми. И тут мой муж увидел человека. Вернее, даже не совсем человека, а провокатора "Молодой Гвардии" Армена Вермишяна. Провокатор -- это у него должность такая во МГЕР. Почти себе официальная. Потому что если надо, например, сорвать какую-нибудь встречу оппозиционного депутата с народом, туда сразу Вермишян направляется и разливает в помещении нашатырный спирт, чтобы все оппозиционеры вместе со своим народом разом задохнулись. И вот Вермишян так сильно любит работать провокатором, что от него даже старшие товарищи стали открещиваться. Одно время, например, Вермишян вроде как числился помощником областного депутат Дениса Фадеева. Так Денис Фадеев в какой-то момент бросился давать опровержения, что вообще ни разу никакого Вермишяна не знает. То есть уже даже свои готовы на другую сторону улицы переходить при виде Вермишяна, потому что фиг его знает, чего от него ожидать.
И вот мы стоим мы на митинге, улыбаемся, а тут перед нами как раз Вермишян нарисовался. Стоит, фотографирует. И мой муж, уважаемый человек, мирный со всех сторон, как только его увидел, сразу в бой полез со словами:
-- Лен, диктофон включи! Пусть комментарий даст: какого хрена он здесь делает? Что вы здесь делаете?
Вермишян вздрогнул, попятился.
-- Без комментариев, -- говорит.
-- Вы за честные выборы? -- спрашиваю.
-- Нет!!! -- открещивается.
-- То есть вы против честных выборов? Вы сюда пришли, чтобы об этом заявить?
-- Без комментариев!
-- Ну вы хоть понимаете, что пришли на митинг "За честные выборы?"
-- Я за честные выборы в смысле, -- говорит. -- Но митинг не поддерживаю! Что вы к словам цепляетесь?
И пятится. И фотоаппарат убирает.
-- Вер, -- кричит муж нашему фотографу, -- этого сними! Он пришел сюда провокацию устроить.
Вера щелкать начала. Вермишян хватать за объектив ее фотоаппарата. Кричать: "Не снимать!" И убегать огородами. Муж за ним ломанулся. Я его еле удержала.
-- Зассал, урод, -- сообщил мирный муж.

Постояли немного. Тут Аркадий Шелест подошел из Общественной палаты Единой России. Спрашивает с улыбочкой:
-- Ну что? Вы кричали: "Россия без Путина"?
-- Ты тоже покричать пришел: "Путин, лыжи, Магадан?" -- интересуюсь.
У Шелеста глаза забегали. Он сразу исчезнуть захотел. Муж не дал:
-- Аркаша, какой ты толстый стал на общественные-то деньги, -- говорит, -- тебя Единая Россия на митинг наблюдателем послала?
-- Нет, -- отказывается Шелест, -- я сам пришел.
-- Ты против Путина, может?
-- Нет, -- Аркадий чуть заикаться не начал.
-- Слушай, -- говорит муж, -- ну как же ты позоришь наших земляков-украинцев. Вот люди же подумает, что все украинцы -- такие же продажные сволочи, как ты!
-- Мить, -- прошу мужа, -- отпусти ты его, он же теперь от страха до дома не дойдет.

Еще постояли, походили, попрыгали на морозе. В смысле я попрыгала, муж понаблюдал. Допрыгали до руководителя информационного отдела ГУВД Алексея Егорова.
-- Сколько народу-то? -- спрашиваем.
-- Я не оценивал.
-- Человек 700?
-- Ну примерно. Мы потом дадим официальную оценку.
-- Человек сто, наверное, напишете, -- предполагает муж. Егоров улыбается.
-- Ну мы тогда напишем 3-4 тысячи, -- сообщает муж. Егоров опять улыбается.

МВД в итоге написало, что на митинге было 300 человек. Очевидцы же называют от 600 до 2 тысяч человек.